Казачий Вестник

Иваново счастье, или Снова годен к строевой

Иваново счастье, или Снова годен к строевой

Фото автора и из архива семьи Игнатенко

Супруги Иван и Лаура Игнатенко счастливы вместе уже 15 лет.

Сразу подметила – образности в подаче фактов и объективности в суждениях этого голубоглазого, спортивного телосложения парня можно было только позавидовать. Не зря в роду казачьи корни.

А легкое заикание, что «оттуда», беседе не помешало, как и осколок три на пять сантиметров, который прописался в его левом плече, судя по всему, надолго…

Иваново счастье, или Снова годен к строевой

Романтика курсантской казармы

Коренной хабаровчанин Иван Игнатенко по окончании транспортного колледжа №5 выбрал вполне мирную гражданскую профессию техника-судоводителя. Отработав целую пятилетку на речных кораблях, он иногда выходил в море, но ненадолго. Впрочем, романтичному, мечтательному пареньку вполне хватало шири и красоты величавого Амура. Заметной радости добавило и знакомство с хрупкой, мечтательной девчонкой с красивым именем Лаура.

Кардинальные перемены в жизни молодого человека начались с вручением повестки из военкомата. И как-то все пошло само собой. Он призвался в ноябре 2008 года, став курсантом славной Тихоокеанской дивизии. Иван овладел военной специальностью, затем подписал контракт. К тому же среднетехническое образование позволило ему надежно закрепить три звездочки на погонах при получении воинского звания «старший прапорщик».

Он окончательно определился в жизни, связав свою судьбу с армией, став для начала старшиной роты. Прослужив в прославленной дивизии до 2019 года, командир взвода Иван Игнатенко перевелся в одну из действующих воинских частей специфического назначения.

Иваново счастье, или Снова годен к строевой

«Мы не нападаем, мы восстанавливаем справедливость»

В первых числах января 2022 года эшелон, состоящий из нескольких подразделений, а также при наличии боевой техники, следовал к месту дислокации в Белоруссию. На душе у всех было спокойно. Учения есть учения. Но на этот раз «заграничного значения».

… На новом месте прибывшие дальневосточники обустроились быстро. Отношения с белорусскими военными и местным населением у них наладились сразу. Союзная сторона по старинке реально, без проблем снабжала досками, гвоздями и различными инструментами. Торопились укрепить место дислокации, ведь не март месяц. Кстати, в январе здесь вовсю лили дожди, чему дальневосточники удивились не очень. На краю земли погода тоже та еще.

– День защитника Отечества отметили в будничной армейской обстановке, – вспоминает Иван. – А на следующий день получили приказ к действию. Рядом со мной находились более опытные товарищи, за плечами которых чеченская, сирийская баталии, даже афганские события …

Эти бывалые парни и пояснили, что нынешний неприятель намного страшней других по той простой причине, что в нем не всегда можно распознать врага.

– Выходим однажды из укрытия, нам навстречу группа военнослужащих в камуфляжах, – вспоминает Иван с улыбкой. – Смотрим друг на друга настороженно, приглядываемся – свои или чужие? Хоть братайся, хоть стреляй. Вдруг слышим: «О, Петро, привет!» Кто-то из ребят своего узнал. Разведка возвращалась на базу. А откуда, говорить не положено.

А однажды случилась совершенно нелепая ситуация. Вышла на наших ребят стайка беглецов, отбившаяся от «своих», а может сознательно отставшая. Перед ними – усталые, изможденные деды в прямом смысле этого слова.

 – Сынки, отведите нас к вашим командирам, – глядя куда-то в сторону, глухо, потухшими голосами попросили они. – Мы не хотим воевать. Сдаемся. Заберите наше оружие…

Переглянулись бойцы в запыленных камуфляжах. Невольно улыбнулись. Не оружие, а одно название. У двоих «хлопцив» оказалось что-то типа берданок времен гражданской войны. Музейная редкость. Да чего уж там. Люди сами сдавались в плен. Не хотели воевать…

Купянск, Двуречье… По Киевскому направлению обозначались большие и малые города. Местные жители давно уже поняли, что наглость и мародерство у русских не в чести. К ним подходили, откровенно интересовались исходом спецоперации. В одной деревне даже вывезли бочку с молоком. Денег не брали, просто угощали тем, что есть. Проживая под украинским флагом, местные жители слушали новости из России, делали выводы, в каждом магазине был телевизор, радио.

И все же по-настоящему чужими участники спецоперации считали тех, кто разговаривал на англо-американском языке. У тех и экипировка другая, и вооружение, и своя обученная команда. Эти уж точно были не наши.

Когда осколки не звенят

Восточная группировка вышла с Харьковского направления и переместилась в Ростовскую область. Именно там Иван и получил тяжелое ранение при выполнении боевой задачи.

Тяжелораненого командира взвода вывезли на «Тигре» в соседний населенный пункт, где наскоро зашили. Он пришел в сознание уже в Ростове, куда его доставили на вертолете. Возвращали к жизни, кололи, капали… А когда уже в военном госпитале столицы окончательно понял, что жив, первым делом спросил: «Я годен к строевой?».

– Считай, родился в рубашке, – опытный военврач, спасший не одну жизнь в экстремальных условиях, привык отвечать честно. – Осколок размером где-то три на пять сантиметров застрял у тебя между вторым и третьим ребром. Второе сломал, на третьем остановился. Рука в полном объеме уже не восстановится. Готовься к категории «Д».

После комплексного обследования в Первопрестольной он возвращался домой, в Хабаровск. В Домодедово привычно проходил контроль. И вдруг на переходе что-то предательски зафонило. Объяснил охраннику, что осколок мог дать знать о себе. Тот лишь улыбнулся, поясняя, что осколки не звенят и не звенели. Но пришлось выворачивать карманы. Виной всему стала… фольга, в которую были упакованы обезболивающие таблетки.

Есть такая профессия… домашний тыл сохранять

К длительным командировкам, переездам к новому месту службы людям в погонах особо не привыкать.

 – Меня мой Ванечка часто называет кубиночкой, – первой решается на откровение симпатичная, общительная супруга нашего героя. – Лаурой меня папа назвал. Он по национальности кубинец, а мама русская. Они с отцом познакомились в 90-х годах в поселке Сукпай района имени Лазо.

Симпатичная, с низким бархатным голосом Лаура характером, судя по всему, вышла в маму. В данном случае именно из таких, вне зависимости от рангов и положений их спутников жизни, и получаются настоящие жены военнослужащих.

– Да-да, именно военнослужащих, – уточняет Лаура со свойственной ей рассудительностью. – Наше поколение продолжает восхищаться героиней фильма «Офицеры». И на самом деле кому-то надо Родину защищать, а кому-то … домашний тыл сохранять. Есть и такая профессия.

Я остаюсь…

Через несколько дней после нашей беседы Иван Игнатенко, награжденный медалью «За боевые отличия», медалью «За отвагу», получивший другие знаки отличия, по инициативе реабилитационного центра «Точка опоры – ДВ» организации ветеранов локальных войн и военных конфликтов «Боевое братство» уезжал в подмосковный санаторий подправить здоровье. Был у этого волевого, упрямого парня и свой интерес. После лечения он намеревался просить своих командиров оставить его в строю.

… Звонок раздался неожиданно ночью, сказалась разница в часовых поясах. А для ликующего Ивана на тот момент, казалось, временных пространств и быть не могло. Он сообщил, что здоровье в целом идет на поправку, а левой рукой после целительных процедур ему стало намного легче управлять. Возвращение в Хабаровск означало для него возвращение на службу, пусть и на другую должность.

– Как осколок «поживает», переспрашивает жена. Да все нормально. Пусть он напоминает о том, что я живой, я вновь возвращаюсь к службе.

  Искренне порадовалась за своего героя. Еще бы, ведь и сам рассказ о нем получил свое благополучное завершение именно благодаря его невероятному желанию победить предлагаемые обстоятельства. Видать, в том Иваново счастье и заключается.

Ольга Гребенюк

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *